Как в Киеве спасают больных коронавирусом: эксклюзивное интервью с главврачом Александровской больницы

21 июля, 15:29

Александр Марущак Александр Марущак

Главный врач Людмила Антоненко рассказала, как спасают киевлян от смерти, находят замену заболевшим медикам и когда может закончиться карантин

Киев живет в режиме ослабленного карантина два месяца. Многие киевляне осмелели и ездят в метро без масок, а некоторые пытаются без них зайти в магазины, как будто инфекции и карантина уже нет. Сайт "Сегодня" пообщался с Людмилой Антоненко, главным врачом Александровской клинической больницы, где уже четыре месяца медики спасают киевлян от опасной инфекции. Она заверяет, что жители города рано расслабились – вирус никуда не исчез. Врач рассказала сайту "Сегодня", сколько сейчас в больнице пациентов с диагнозом COVID-19 и чем опасна инфекция, а также когда может закончиться карантин и стоит ли ожидать вторую волну заболевания.

Реклама

- Людмила Петровна, Александровская клиническая больница стала настоящей передовой, где врачи спасают жизни киевлян. Как сейчас себя чувствуют медики инфекционных отделений, сколько ваших сотрудников заболели COVID-19?

- Действительно, Александровская клиническая больница – одна из базовых, опорных больниц по лечению больных на COVID-19 и с подозрением на коронавирус. Мы продолжаем четвертый месяц принимать больных средней и тяжелой степени тяжести заболевания. Мы находимся непосредственно в эпицентре инфекции и, конечно же, все уже устали от постоянного напряжения. Расслабиться себе не можем позволить ни на минуту, должны постоянно помнить об опасности, быть защищенными и следить друг за другом, чтобы были защищены наши коллеги. Из-за усталости, конечно же, притупляется бдительность, но мы проводим специальные тренинги, а заведующие отделениями каждый день напоминают медицинскому персоналу, как себя защитить, как одевать и снимать СИЗ (средства индивидуальной защиты. – Авт.). С другой стороны, все и так это знают давным-давно, но тем не менее стараемся все довести до автоматизма, чтобы минимизировать возможность инфицирования. Несмотря на усталость, мы делаем свою работу и выполняем ее качественно.

Если брать статистику по инфекционному корпусу тех медиков, которые работают с ковидными больными, то за четыре месяца у нас заболели 27 сотрудников. У большинства из них была легкая форма заболевания. Они пребывали на самоизоляции дома, те, кто не имел возможности самоизолироваться, были госпитализированы.

Реклама

Были и тяжелые случаи. Например, наша младшая медицинская сестра заболела, ей 48 лет. Она уже находится в инфекционном отделении, но до этого была в реанимации. Болезнь у нее протекала очень агрессивно с самого начала – с высокой температурой, выраженной дыхательной недостаточностью. Даже рассматривалась возможность перевода ее на искусственную вентиляцию легких с подключением к ЭКМО (экстракорпоральной мембранной оксигенации. – Авт.). Каждый день проводили консилиумы, все было четко отработано, и благодаря высокому профессионализму наших коллег ее состояние улучшилось. К счастью, это единственная сотрудница Александровской клинической больницы, болезнь которой проходила с очень тяжелым течением.

- А как Вы находите замену тем медицинским работникам, кого уже поразила инфекция?

- К счастью, наши сотрудники не болели массово и это не сказывалось на общей работе отделений. Были лишь единичные случаи. Вы правы, замену нашим сотрудникам найти очень сложно. Прежде всего у людей сохраняется страх перед невидимой инфекцией, боятся и за себя, и за своих родных. Мы справляемся темы силами, которые есть в отделениях. Заменяем друг друга, помогаем, подстраховываем.

- Насколько своевременно персонал больницы получает зарплату? Задержек нет?

- У нас все сотрудники своевременно получают зарплату. В самом начале пандемии, когда пообещали доплату в размере 300%, были небольшие задержки с выплатами и небольшие волнения в коллективе, но затем все наладилось. Все доплаты и зарплату выплачиваем своевременно.

Реклама

- Как сотрудники Александровской клинической больницы проводят свой досуг? Хватает ли на это времени?

- Времени на отдых или досуг очень мало. Медики, которые занимались лечением ковидных больных, в одно время даже боялись возвращаться к своим семьям. Для них было организовано проживание в отелях недалеко от больницы. После работы у наших сотрудников есть два желания – подышать свежим воздухом без маски и просто отоспаться. Сейчас ситуация несколько изменилась. Наши сотрудники ходят к своим родным, зная, что не инфицированы, так как регулярно тестируются. И могут провести свой досуг в кругу родных людей.

- Сотрудники Александровской больницы ощутили поддержку от киевлян?

- Да. К нам приходили и приезжали небезразличные люди, устраивали флешмобы, благодарили за нашу работу. Мы очень благодарны всем людям за такую теплую поддержку, внимание и сердечность.

Реклама

- Во время карантина в Александровской клинической больнице произошел пожар, найдены ли уже злоумышленники?

- К счастью, пожар возник не в отделении, где лежат пациенты, а в помещении, где находится отдел кадров и юридическая служба.

Но все равно – это было для нас шокирующим моментом. Буквально на следующий день после поджога ко мне обратились представители благотворительной организации и предложили свою помощь. За неделю все помещения были восстановлены. Теперь про поджог уже ничто не напоминает. А по поводу злоумышленников – их ищут правоохранители.

- Во время карантина больница также пережила и минирование с эвакуацией…

- Да, это был еще один шок для нас. Поступило сообщение, что заминирован 10-й корпус больницы, где лечатся больные кардиологического, неврологического профиля. Там находились тяжелые пациенты после операций, с инфарктами, инсультами. К счастью, их было не так много, и нам удалось быстро перевести больных в соседний корпус, который был подготовлен для приема ковидных больных. Все обошлось без трагических последствий.

- В социальных сетях ходили слухи о том, что Александровская больница три дня не принимала пациентов. Действительно ли было такое и по какой причине?

- В период, когда мы начали принимать всех пациентов с пневмониями, которые были не определены – ковидные они или нет, к нам за сутки поступало от 40 до 50 больных. Учитывая, что почти все больные были с подозрением на COVID-19, их нужно было разместить в отдельные палаты и провести диагностику на подтверждение или опровержение. И когда такое большое поступление больных каждый день, то быстро заполняются койки и все сотрудники работают в бешеном темпе. Тогда Департаментом охраны здоровья КГГА было принято решение на несколько дней нас разгрузить, и к нам поступало меньше больных. Мы получали результаты анализов на COVID-19 методом ПЦР и ковидных больных размещали в больнице, а пациентов, у которых инфекция была не выявлена, переводили в другие стационары, определенные Департаментом охраны здоровья КГГА.

- Сколько сейчас подтвержденных больных на COVID-19 в Александровской больнице в инфекционных отделениях? На сколько мест они рассчитаны?

- Сейчас у нас 80 больных с подтвержденным диагнозом – COVID-19. Из них четверо находятся в реанимации и два – на искусственной вентиляции легких. Это тяжелые больные. Но если у нас реанимация была переполнена еще две недели назад и там находилось 8-9 больных, то сейчас их меньше – 4.

А сам инфекционный корпус состоит из трех отделений – двух инфекционных с боксами и реанимации. Он рассчитан на 82 койко-места. Но еще раньше мы развернули 250 койко-мест в двух других корпусах. На данный момент мы полностью готовы к приему больных.

- Людмила Петровна, а можете пояснить медицинские термины: легкую, среднюю и тяжелую симптоматику болезни COVID-19? С какими симптомами пациенты попадают в Александровскую клиническую больницу?

В тренде
В Киеве ограничили въезд фур: названа причина

- Легкая степень – это когда пациенты не требует стационарного лечения и проходят лечение на дому, под контролем семейного врача. Это пациенты с небольшим повышением температуры тела. Они ее могут даже не замечать, это 37,2 – 37,5 градусов. У таких пациентов могут быть признаки ОРВИ: першение в горле, сухой кашель и легкая общая слабость. Такие больные не требуют лечения в стационаре, и у нас таких нет.

К нам попадают пациенты со средней и тяжелой степенью тяжести. Тут необходимо исключительно стационарное лечение. Тяжелая степень тяжести болезни – это когда пациенты попадают к нам уже по скорой помощи и сразу в реанимацию. Симптомы – выраженная дыхательная недостаточность на фоне пневмонии, и не исключено, что они сразу же подключаются к аппарату искусственной вентиляции легких.

Средняя степень тяжести – это больные с пневмонией, дыхательной недостаточностью, часто лихорадкой. Больные с тяжелой и средней степенью тяжести часто поступают поздно, длительно находятся на домашнем лечении или самолечении.

Мы уже не раз повторяли, что как только человек замечает высокую температуру и она не сбивается, появляется дыхательная недостаточность – нужно немедленно обращаться в больницу. Тогда нам будет проще выводить человека из этого состояния. Не нужно сидеть дома и ни в коем случае не занимайтесь самолечением!

- Представители Минздрава Украины заявляли, что для спасения больных COVID-19 можно использовать препараты, которые не зарегистрированы в Украине. Вы их используете или планируете? Если да, то какие именно?

- Нет. Мы лечим больных строго в соответствии с имеющимися протоколами. И очень осторожно подходим к назначению препаратов, которые рекомендованы в протоколах. Других не назначаем.

- Какой возраст пациентов, которые сейчас находятся на лечении в Александровской больнице? И какая возрастная категория относится к так называемой группе риска?

- Болеют люди абсолютно всех возрастных категорий. Касательно групп риска, то, конечно же, возраст влияет на течение болезни и сопутствующие заболевания. Даже если это не пожилой человек, но у него есть сопутствующая патология, то болезнь протекает тяжело. И такой человек попадает в группу риска. У нас не так давно поступил в больницу 30-летний мужчина, у которого сахарный диабет первого типа. По состоянию он мог бы находиться на амбулаторном лечении, если бы не сахарный диабет, из-за которого он автоматически попадает в группу риска. У нас есть пациенты от 30 до 80 лет. Отмечу, что молодые люди в своем большинстве переносят болезнь легче, если у них нет сопутствующей патологии.

- Людмила Петровна, хотел у Вас спросить, в достаточном ли количестве в Александровской клинической больнице аппаратов ЭКМО? В каких случаях они применяются и чем лучше других?

- Аппарат ЭКМО – это, если говорить простым языком, искусственные легкие. Пациент подключается к нему. У нас такие аппараты есть, и их наличие – это очень важно. Также стоит отметить, что расходные материалы к этому аппарату очень дорогие и они должны быть в наличии. Но самое главное – это специалисты, которые умеют работать на этом аппарате. Не каждая больница имеет таких. И это целая команда специалистов: анестезиологи, сосудистые хирурги, эндоваскулярные хирурги, медсестры, нерфузиологи. Сам аппарат ЭКМО мы применяли трижды для самых тяжелых пациентов. И в двух случаях, увы, лечение закончилось летальным исходом. Наш опыт в больнице – мы спасли пациента еще до начала пандемии именно благодаря этому аппарату. Пациент болел тяжелой постгриппозной пневмонией. Без этого аппарата его бы просто не стало. Поэтому мы гордимся тем, что спасли человеку жизнь, применив ЭКМО.

- Говорят, что коронавирус укладывает на больничные койки целые семьи. У вас в Александровской больнице бывали случаи, чтобы пришлось лечить целую семью?

- Да. И неоднократно. К нам попадали целыми семьями – отец, мать и взрослые дети. Был и случай, когда пришлось лечить большую семью. Сначала поступило 3-4 человека, некоторые из них были на самоизоляции, а затем поступило до 12 человек, все были в контакте на похоронах.

- А люди каких профессий чаще болеют этой инфекцией?

- В основном это люди разных профессий, которые общались между собой и таким образом инфицировали друг друга. Это и медики из разных больниц Киева, и священники из Киево-Печерской лавры. Были у нас и единичные случаи лечения работников торговли, депутаты Верховной Рады. Все те, которые были длительное время в тесном контакте.

- Было сообщение о госпитализации жены президента Украины Елены Зеленской. Она проходила лечение в Александровской больнице?

- Нет. Жену президента мы не лечили, она не проходила лечение в Александровской клинической больнице.

- Хотелось бы услышать от Вас прогноз, когда же все-таки закончится карантин?

- Сложно давать такие прогнозы. Из того, что на сегодняшний день известно о вирусе, могу сказать – карантин, если и закончится или его каким-то образом остановят, то вирус никуда не исчезнет. Люди будут болеть. Могу привести пример по Александровской клинической больнице. На прошлой неделе к нам поступало в сутки 3-5-7 пациентов. А на этой неделе – 10-13-16. То есть нельзя сказать, что наступило уменьшение инфицирования. Тем более что мы наблюдаем, как все массово поехали на отдых к морю по случаю Дня Конституции. И мы знаем, что происходило в Одессе – толпы без масок, без соблюдения безопасной дистанции. Уверена, что через две-три недели мы получим увеличение инфицированных. То же было на Пасху... Мы должны понимать и быть готовы к тому, что со временем к коронавирусу присоединятся еще и другие сезонные простудные инфекции. Тогда ситуация может стать очень серьезной.

- Как раз хотел у Вас спросить, будет ли вторая волна заболевания и когда ее ожидать?

- Все прогнозы, которые дают сейчас специалисты-вирусологи и эпидемиологи, говорят о том, что вторая волна возможна осенью. Особенно сложно будет, когда к нам придет грипп, и никто не знает, каким именно он будет и какая будет ситуация. Возможно, какая-то инфекция вытеснит другую. Но это пока лишь размышления… Мы готовимся ко второй волне заболевания. Она будет, возможно, агрессивнее, чем то, что мы уже пережили.

- Как Вы оцениваете действия властей, когда в Киеве была остановлена работа городского транспорта и метрополитена? В некоторых городах Европы подземка продолжала работать, несмотря на карантин.

- Это было сделано абсолютно правильно. Сначала все были перепуганы и выполняли все рекомендации в рамках карантина. Как только его ослабили, люди не поняли – карантин был не окончен, а лишь ослаблен. Они начали пренебрежительно относиться ко всем мерам безопасности. И то, что мы сегодня видим в метрополитене и в общественном транспорте – без масок или маски на подбородке и открытые носы... Люди абсолютно не думают ни о себе, ни об окружающих, ни о своих семьях. То, что происходит, просто ужасно. И с таким пониманием и отношением к проблеме мы можем ожидать тяжелую вторую волну заболевания.

- Некоторые киевляне категорически считают, что COVID-19 – это сказка, и отказываются носить защитные маски. Что бы Вы сказали таким людям?

- Уже столько всего проговорено... Медики призывают людей носить маски и защищать себя и окружающих от инфекции. Самые опасные – это носители инфекции, которые ее распространяют – люди, у которых COVID-19 проходит бессимптомно или в легкой форме. Они ходят среди других и першение в горле или небольшую температуру воспринимают как "надуло от кондиционера". Эта самая большая опасность. Люди не обращаются к семейному врачу, они не протестированы. Но ходят среди других, распространяя инфекцию. Мы должны каждого окружающего или знакомого расценивать как потенциального больного COVID-19. Если так будем думать, то это станет правилом поведения. А для этого много не надо: носить маску, обрабатывать руки и придерживаться безопасной дистанции. Поэтому выполняйте эти правила и берегите себя и своих родных.


Как ранее сообщали новости "Сегодня", вторая волна коронавируса постепенно накрывает мир. Что происходит в мире с опасной инфекцией, смотрите в нашем сюжете:

Все подробности в спецтеме Коронавирус в Украине

Подпишись на наш telegram

Только самое важное и интересное

Подписаться

Реклама

Читайте Segodnya.ua в Google News

Реклама

Новости партнеров

Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...
загрузка...

Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Вы можете ознакомиться c изменениямы в политике конфиденциальности. Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять