Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Вы можете ознакомиться c изменениямы в политике конфиденциальности. Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять

Власть против "воров в законе": подходит ли Украине грузинский рецепт

8 декабря 2019, 07:23

Игорь Рец

Путь Грузии: подойдет ли для Украины грузинский сценарий, и что об этом думают юристы

/ Фото: AFP

Реклама

О том, кто такие "воры в законе", вероятно, имеет представление почти каждый житель постсоветского пространства. Закрытая иерархия тюремных сообществ давно перестала быть тайной. Массовое искусство показывает "воров в законе" по-разному: в зависимости от ситуации это и "благородные Робин-гуды", и жестокие преступники. Как бы там ни было, "вор в законе" – не рядовой преступник. Это человек, который сознательно противопоставляет себя правосудию, предпочитая законности свод вольнотрактуемых тюремных правил. "Вор в законе" имеет влияние на криминальный мир, является "менеджером" высшего звена.

Фактически это вымирающий вид. В Украине людей, которых обоснованно называют "ворами в законе" – не сотни, а даже десятки. На этой неделе президент Владимир Зеленский сделал первый шаг к тому, чтобы эта "профессия" и вовсе ушла в прошлое. Насколько это удалось – разберемся в данной публикации вместе с экспертами.

Путь Грузии: на что обращают внимание эксперты в "позитивном примере"

Говоря о борьбе с "ворами в законе", чаще вспоминают опыт Грузии, реже – России. В Грузии, в далеком 2003 году решили переиграть преступников по их же правилам. Оттолкнулись от того, что такие люди, согласно своим неписаным тюремным законам, не могут отрицать личную принадлежность к криминальному миру, т.к. отрицание приравнивается к предательству. То есть попавший в руки правосудия криминальный воротила не мог сказать полиции, что он не "вор в законе": за отказ от статуса его наказали бы свои же "коллеги". С другой стороны – признаваясь в принадлежности к "королям криминального мира", человек автоматически зарабатывал уголовную статью как организатор преступного сообщества.

Сергей Старенький больше 10 лет проработал в Киевском следственном изоляторе, возглавлял Государственную пенитенциарную службу Украины. Комментируя грузинский опыт, объясняет: такая инициатива имела успех лишь в самом начале. Представителям криминального мира не сложно менять свои же неписаные правила, поэтому после первых прецедентов с признаниями, "авторитетам" внезапно стало можно отказываться от принадлежности к воровской элите. Такое исключение распространялось на диалоги с полицией и лишь в случае угрозы уголовного преследования.

"Инициатива, конечно, выглядит правильной. Но есть несколько подводных камней. Когда эта идея была реализована в Грузии, она была, условно, "воровской" страной, там было много "воров в законе", и это сработало. Инициатива учитывала некоторые понятия "воровского кодекса", которые запрещали "ворам в законе" отрицать свой статус. На практике это выглядело так: ловили вора в законе, задавали ему на камеру вопрос о его принадлежности к "ворам в законе": если он подтверждал, то на основании этого он получал 8 лет.

После этого воровской мир понял, что ситуация направлена против него, и были приняты "поправки", согласно которым "вор в законе" мог в разговоре с полицией отказаться от своего статуса. После этого в интернете стали появляться видеозаписи задержаний, где "воры в законе" отказываются от своего статуса.

В таком случае наступают сложности в процессе доказательств. В нашем случае по закону они (воры – Ред.) будут позиционироваться как лидеры преступного сообщества, это новое понятие в УК, и сложно сказать, как оно будет доказываться", - говорит Старенький.

Юрист-криминолог Анна Маляр обращает внимание на то, что грузинская ситуация отличалась от текущих украинских реалий:

"Речь о том, что грузинский опыт, с одной стороны, интересен в контексте борьбы с криминалитетом, "ворами в законе", стоящими на вершине криминального мира. Но есть ряд нюансов. Что касается самого механизма, он ключевым образом базировался на личностных качествах самого Саакашвили. Для того, чтобы законы не только принимались, но и исполнялись, важно, чтобы вся властная вертикаль работала в одном направлении и координировалась из одного центра. Пока наиболее идеальная форма действий власти – ряд сдерживаний и противовесов, но вместе с тем, опыт Сингапура и Грузии указывает, что на начальном этапе нужен один единственный центр руководства. В Грузии это был Саакашвили, в Сингапуре – Ли Кван Ю. Хотя это были демократы, но достаточно жесткие в своем руководстве. При этом грузинский опыт был удачным как раз по причине такой модели", – говорит Анна Маляр.

Неотложные меры для борьбы с "раковой опухолью": как в Украине подошли к проблеме

Во вторник, 3 декабря Владимир Зеленский подал в Верховную Раду законопроект об уголовной ответственности за совершение преступлений и за сам статус "законника". Законопроект получил в парламенте номер 2513 и статус "неотложного".

Целесообразность документа описана в пояснительной записке. В частности, указывается, что организованная преступность представляет значительную угрозу для прав и интересов граждан, развития общества и для национальной и публичной безопасности страны.

Согласно тексту документа, в 28 статье УКУ к понятиям "организованная группа" и "преступная организация" добавится "преступное сообщество". Тут же дается и определение самого термина "вор в законе":

"Вором в законе" признается лицо, которое придерживается присущих преступной среде традиций и правил поведения, пользуется авторитетом среди лиц, которые совершали уголовные преступления, руководит, координирует и/или организовывает деятельность преступного сообщества или ее части или является участником такого сообщества", – говорится в законе Украины про внесение изменений в Уголовный кодекс Украины насчет ответственности за преступления, совершенные преступным сообществом.

Также предлагается определить ответственность лиц за сам факт пребывания в статусе "вора в законе". Для этого УК нужно дополнить рядом статей, в частности ст.255-1 п 2, которая определяет:

"Пребывание лица в статусе "вор в законе" – наказывается лишением свободы на срок от семи до десяти лет с конфискацией имущества"

Ныне проект Закона о внесении изменений в Уголовный кодекс Украины по ответственности за преступления, совершенные преступным сообществом, передан на рассмотрение в комитеты ВР.

Бывший заместитель главы Нацполиции, ныне ректор Одесской академии МВД Вячеслав Аброськин поддержал инициативу Зеленского, напомнив, что дополняется УК по примеру Грузии. Инициативу он назвал "безотлагательной":

"Сегодня это действительно безотлагательный закон, т.к. "воры в законе" – раковая опухоль, которая растет и каждый день распространяется на здоровые части, поражая и уничтожая нашу страну",- указал экс-замглавы Нацполиции

К посту Аброськин приложил фотографии 14 людей, которых называют "ворами в законе". (В прошлом году называлась цифра в 40 человек)

Его оппоненты в этом вопросе также обращают внимание на грузинский опыт, указывая на необходимость создания инфраструктуры, которая бы позволила выполнить главную задачу инициативы – устранить "королей преступного мира" от рычагов управления криминальным миром.

"Никто уже не помнит, но чтобы этот процесс не оказался "неформальным", в Грузии была построена специальная тюрьма, где "воры в законе" были изолированы от внешнего мира.

Выходит, вора не просто нужно поймать, дать ему срок и забыть об этом. Сейчас в Украине нет ни одного СИЗО или исправительной колонии, в которых был бы правопорядок. Если такого человека туда поместить, это будет только плюс к его "воровской карме" – он сможет все равно свободно влиять там на процессы, руководить преступными группировками, находящимися на свободе, решать вопросы по коррумпированию сотрудников и так далее.

Влияние воров в законе на страну и экономику преувеличено. Они, конечно, имеют определенный вес, но это не основная проблема. В Украине таких людей около десятка. Остальные – приезжают, например, из Грузии, группой в 5 человек, грабят квартиры, и через месяц уезжают. Также приезжают условные "переговорщики" из России, которые занимаются распределением сфер влияния в международном наркотрафике. Постоянно действующих в Украине все знают. И если их посадить, они будут руководить процессами из колонии. При уровне коррумпированности судов, прокуроров, пенитенциарных служащих, думаю, в этом у них проблем не будет", – считает экс-глава пенитенциарной службы Сергей Старенький.

Нечеткие формулировки и опасность для правозащитников: мнение практикующего юриста

Игорь Чудовский многие годы возглавлял адвокатское объединение в Луганске, а теперь в Киеве. Он считает, что подобный грузинскому закон необходим. Но на данном этапе адвокат называет его спорным:

"Законопроект необходим. Но он является спорным. Много понятий, которые теперь криминализированы, имеют нечеткую формулировку. Это может в дальнейшем повлечь за собой ряд нарушений основополагающих принципов уголовного права.

Так, например, на практике мы часто встречаем, что "воры в законе" выступают "третейскими судьями", не обязательно совершая при этом предусмотренные уголовным законодательством преступления.

Расскажу пример: однажды была угнана машина. Владелец обратился к "вору в законе" из города Сум с просьбой найти и вернуть ее. Правоохранительные органы, к которым он обращался, решить эту проблему не могли. После обращения, машина была в течение нескольких дней возвращена. Никто не пострадал, преступных действий при этом совершено не было. Но теперь сам факт обращения к так называемому "вору в законе" уже будет являться уголовно наказуемым деянием для лица, которое к нему обратилось.

Второе – вопрос презумпции невиновности. Предположим, дедушка 80 лет был признан вором в законе 40 лет назад, во времена СССР, сейчас сохраняет за собой такой статус, и согласно определению, "пользуется уважением в криминальном мире". Само нахождение в таком статусе уже его криминализует. Но как же понятие того, что закон не имеет обратной силы? Или, к примеру, то, что такой человек много лет живет жизнью добропорядочного гражданина?

Непонятно и то, что будет с доказательной базой по поводу так называемых "сходок". Понятие "сходки" можно декриминализировать, назвав его "днем рождения", "свадьбой", "похоронами". Выходит, людей, собравшиеся помянуть умершего "криминального авторитета", смогут объявить "сходкой"?

Закон необходим в любом случае. Но как же с правом на защиту? После прочтения закона я понял, что мне, как адвокату, будет сложно оказывать юридическую помощь и адвокатскую защиту людям, которые имеют статус "вора в законе". Правоохранители могут характеризовать это как содействие, помощь, а мои контакты расценивать как деятельность в преступном сообществе. Адвокат с подачи правоохранителей может быть отождествлен со своими клиентами, которые входят в понятие "преступное сообщество".

Мне кажется, к "ворам в законе" необходимо применять наказание не за ношение этого титула, а за преступную деятельность на территории нашего государства: организацию преступлений, руководство сообществом. Объективная сторона преступления должна быть более выражена, нужно точнее определить, что именно должно быть криминализировано".

Напомним, ранее новости "Сегодня" рассказывали, как защитить свое жилье от воров.

Читайте самые важные и интересные новости в нашем Telegram

Реклама

Реклама

Новости партнеров

Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...
загрузка...