Сделать стартовой
26,33
29,51
УКР

Жизнь после томоса: на Волыни люди молятся где придется

Приверженцы УПЦ молятся в заброшенных домах и вспоминают времена первых христиан

Красноволя. Отец Андрей уже 13 лет со своей паствой. Говорит: верных УПЦ здесь осталось 30
Красноволя. Отец Андрей уже 13 лет со своей паствой. Говорит: верных УПЦ здесь осталось 30. Фото: Александр Яремчук, Сегодня

Это продолжение серии репортажей о жизни церквей после томоса. Начало можно прочесть здесь: Жизнь после томоса: в регионах начались гонения и захваты храмов УПЦ

Православная Волынь принятие томоса переживает очень тяжело. Численность захваченных и перешедших добровольно в ПЦУ приходов здесь — одна из самых больших по Украине. Нам удалось побывать в приходах сел Красноволя, Ничогивка и Годомычи, которые теперь молятся где придется. Однако на вопрос: "Хотели бы  вернуться в свой захваченный храм?", верующие чаще отвечали: "Уже нет"

"Спасатели" Красноволи

Приход УПЦ в Красноволе лишился своего храма месяц назад. Сельрада собрала около 400 подписей за переход в ПЦУ
 — такой численности было более чем достаточно.

"Опрос звучал так: "Ты за российскую церковь или за украинскую?" или: "Ты за Украину или за Россию?", — говорит священник Андрей, настоятель Свято-Михайловского храма села Красноволя. — Наших верующих особо не спрашивали".

День, когда они остались без храма, прихожане и священник еще долго не смогут забыть.

"Мы готовились к архиерейской службе, ждали владыку Нафанаила. Однако за 1,5 часа до богослужения в храм зашли чиновники со сторонниками ПЦУ и заблокировали входные двери, — вспоминает отец Андрей. — Глава сельрады поставил меня перед фактом — чтобы зайти в храм, я должен перейти в ПЦУ. Я отказался. Тогда они сообщили, что ни нас, ни архиерея нашего не пустят". 

"В тот день я пришла в храм на службу и удивилась — там столько людей было, — вспоминает прихожанка Анна. — Когда услышала, что в храме поют гимн Украины, поняла, что пришли ПЦУ. Оказалось, в сельраде знали, что в этот день приедет владыка служить, и разнесли слух по селу: "Москали приедут храм захватывать!". Потому односельчане, многие из которых до этого никогда порог церкви не переступали, посчитали просто своим долгом прийти ее "спасать". Только от кого? От своих же односельчан!"

"Особенно горько было видеть среди "спасателей" некоторых наших же прихожан! — вспоминает местный житель Владимир. — Они, словно зомбированные, называли нас "москалями" и "захватчиками". Когда приехал владыка Нафанаил, я поначалу обрадовался. Подумал — при архиерее устыдятся и придут в себя, но нет! Владыке даже и на ступеньку не дали подняться. Разговор был короткий: переходите в ПЦУ, и все станет на свои места, или уходите. Тогда мы вместе с владыкой и приходом поехали в соседнее село, чтобы провести службу в том храме". 

"Нам помогают незнакомые люди"

"Когда мы вернулись, на нашем храме висели новые замки, — продолжает батюшка Андрей. — Позже мне разрешили забрать только личные вещи и чашу. Слава Богу, что возле церкви остался церковный домик. Тут мы и молимся, тут я и живу уже 13 лет, и прописан. Однако недавно в региональных СМИ появилась угрожающая статья: якобы мне "разрешают" здесь служить до мая 2019 года, а дальше "пусть ищет себе новое место". По документам храм и церковный домик принадлежат общине УПЦ. Но если посмели отобрать храм, то могут и дом отобрать. Что будет дальше — даже и подумать страшно".

Домик священника небольшой, но уютный. В кабинете оборудовали клирос и алтарь, прихожане размещаются в коридоре и зале. Богослужения проходят в выходные и праздники.

"Теперь это и наш храм, и наше убежище от всяких нападок, возможность порадоваться и помолиться вместе в это нелегкое время, — говорит батюшка. — Сюда приходит до 30 человек вместе с детками, так что наш приход стал совсем небольшим, но у каждого из этих людей есть право исповедовать ту веру, которую хотят. Эти люди также трудились при строительстве храма и домика, потому выгонять их — не по закону, не по-христиански и не по-людски. 

Вначале все были подавлены очень, но Господь дал нам какую-то особую благодать смирения, и мы потихоньку оживаем. Вдохновляет поддержка людей. Нас и по телефону, и в соцсетях очень поддерживают. Звонят или пишут люди, которых я и не знаю: "Чем вам помочь?". То подсвечник подарят, то свечек несколько пачек пришлют, то ладан, то богослужебное вино — и мы очень за это благодарны. Это говорит о том, что мы не сами остались. Что с нами Бог, Он в тех, кто поддерживает наш выбор и наше стояние в вере". 

"Первая служба в домике была необычной, — говорит прихожанка Анна, которая поет на клиросе. — Последние три года мы ведь служили по-украински, а как в домик перешли — снова стали на церковнославянском служить. Но ничего, потихоньку вспоминаем. На агрессию мы не реагируем, понимаем, что людей просто "накрутили", заставили спутать политику и веру. Одно мне не понятно: да, сегодня у нас с РФ война, но она закончится, а как потом соседи нам в глаза смогут смотреть? В храм и не хочется заходить. Лишь бы нас тут никто не трогал".

"Это церковь моих предков"

"Почему я не перешел в ПЦУ? — удивляется моему вопросу отец троих детей, прихожанин Владимир. — Сюда ходили мой дед и отец, мы тут крестились, как я могу куда-то перейти? Поначалу было тяжеловато, но теперь, когда прихожу в домик на службу, мне так светло и хорошо на душе. Нас мало, но мы уже как семья. Своим детям, которые задают вопросы, я рассказываю, что УПЦ — церковь наших предков, признанная во всем мире. Соседи поначалу удивлялись: "Чего ты с нами не ходишь в церковь?". На что я отвечаю: "Я как ходил в церковь, так и продолжаю ходить, а куда ходите вы — я не понимаю". Пока им сложно объяснить, что церковь — это прежде всего пастырь и паства, а уж потом стены и купола".

Новости о жизни ПЦУ прихожане Красноволи узнают из СМИ.

"Владыка Михаил (ПЦУ) в одном из интервью прессе говорил, что у них перенасыщенность кадрами и священников хватит на все новые приходы, — говорит отец Андрей. — Однако на практике их не хватает. Священник ПЦУ служит один в двух храмах поочередно. Если церковь в воскресенье закрыта — значит служба проходит в соседнем селе. Но точный график их мы не знаем, да и зачем? 

Сейчас в ПЦУ — восторг, туда ходят те, кто прежде не был в церкви, — и в этом много хорошего! На вопрос: "Идешь ли ты в храм?", здесь отвечают: "Как же я не пойду? Ведь у нас теперь своя украинская церковь!". Они и не знали, что УПЦ существует со времен независимости. И в нашем храме даже службы последние три года по благословению архиерея проводились на украинском языке! Ну что ж, цыплят по осени считают. Станут ли патриоты еще и христианами? Верю, что все во благо".

Томос в Ничогивке

Не прошло и месяца с тех пор, как владыка Нафанаил уехал с паствой Красноволи служить в соседнее село — Ничогивку, как и там церковь "перешла" в ПЦУ.

"Все началось с Красноволи, потом перекинулось на нас, — вспоминает прихожанка Свято-Николаевского храма села Ничогивка Татьяна Ивановна. — К нам давно в сельраде цеплялись, последние года четыре. То не нравилось, что мы по-церковнославянски служим. Так батюшка получил благословение владыки — и мы вели службу по-украински. Но и этого оказалось мало. Стали распространять слухи, что священник "не такой". А с принятием томоса словно с ума посходили. Собрали всех односельчан агитировать за новую церковь. Мы говорили — не надо спешить, ПЦУ должны признать другие церкви в мире, но нас тут никто не слушал. Стали собирать подписи, настроили против нас молодежь, которая на все доводы реагирует: "А вы кто такие вообще?".

Проголосовали всем селом "за ПЦУ", наших прихожан было значительное меньшинство. Надо отдать должное священнику ПЦУ: поначалу он согласился на поочередные богослужения. Но тут вмешались "активисты" с криками: "москалям тут не место". Ну, если овцы грамотнее пастухов, то что уже сделаешь? Когда захватывали наш храм, батюшку Тарасия три часа тягали, чтоб ключи отдал".

Священник Тарасий, пресвитер Волынской епархии — совсем еще молодой батюшка. Когда рассказывал о захвате, то не мог сдержать слез, хотя и очень старался. Теперь он с паствой служит в заброшенном домике, где 15 лет никто не жил. Хозяева в Киев перебрались. Но когда узнали о беде прихожан УПЦ, то предложили свой дом в качестве пристанища. И даже потихоньку делают в нем ремонт вместе с прихожанами. 

Ничогивка. Паства бережет своего пастыря

Как в первые века христианства

Пока здесь нет электричества и потолок заклеен пленкой, чтобы влага не попадала в дом. Но зато топит печь и стекла все в окнах есть — и то радость. 

"Наш приход все больше напоминает первые века христианства — старый дом, гонения, но нам здесь хорошо, — уверяет нас батюшка. — Есть временные неудобства, но, я верю, мы их преодолеем. Сделаем косметический ремонт. 

Уже месяц мы служим здесь каждые выходные и праздники. На службу приходит до 30 верующих, но село здесь небольшое совсем, потому мы считаем, что нас много! Мы будем отстаивать свой храм юридическим путем, сейчас ведется криминальное следствие, но особо мы не надеемся и вряд ли вернемся туда. Пока молимся тут и рады, что не остались на улице. Больно видеть, как дружное село перессорилось. Даже в семьях отец с сыном могут не разговаривать!" 

Ничогивка. Теперь заброшенный дом стал новым храмом УПЦ

"Может, это промысел Божий?"

"Я в Ничогивке уже 12 лет живу, но если бы мне тогда кто-то сказал, что такое произойдет — никогда бы не поверила, — вздыхает прихожанка Татьяна Ивановна. — Большинство из тех, кто сейчас ходит в храм ПЦУ, я видела разве что на похоронах.  УПЦ — потомок древнейшей церкви, которой более 1000 лет, потому когда говорят — ура, мы создали украинскую церковь — мне смешно. И рада за то, что нас мало, но мы вместе. 

Недавно узнала, что наши соседи из села Рудники отстояли свой храм — так обрадовалась! Значит не везде такой ужас, как у нас! Значит — не все потеряно! Они по 300 человек приходили на службу, у них очень грамотный голова сельрады, который не стал вмешиваться. А у нас голова очень молодой, еще не совсем понимает, что происходит. Люди словно духовно ослепли. Вообще все наши селяне — хорошие и добрые люди! Как так получилось, что нас перессорили? Не пойму. Согласна, создана новая церковь, но не таким же варварским способом? Похоже, исполняются пророчества Писания, когда люди сами не будут знать, во что верить. С другой стороны, может те, кто стал ходить в ПЦУ, со временем действительно станут настоящими православными христианами, почему нет? Может, это на самом деле не попущение, а промысел Божий?" 

Оптимизм Годомычей

А вот в Годомычах отдали храм приверженцам ПЦУ тихо и без пререканий. Как сказал настоятель захваченного 
Свято-Покровского храма, они еще на первых собраниях сельрады поняли, что их ждет, и стали искать новое пристанище. 

Приютить сторонников УПЦ согласилась прихожанка Александра. Выделила под богослужения весь свой дом.

"Сколько ее помню, тетя Шура всегда была в храме, как и ее дети. Порой мне даже казалось, что она и жила в церкви, а домой лишь приходила переночевать, — смеется Василий, прихожанин Свято-Покровского храма в Годомычах. — Потому когда она предложила свой дом в качестве места для молитвы — мы очень обрадовались! У Шуры 5 детей, 8 внуков — и никто из них не заикнулся сказать слово против. Все поняли: раз мама решила — значит так нужно. Вот вам азы христианского воспитания! Мне здесь легче. Потому что в прежнем храме я вынужден был на хоры подниматься, чтобы помолиться. Выходишь оттуда — и прямо легче становится! Какой же толк от такой молитвы?"

Отец Иван: "Мы ушли из церкви добровольно, не хотели ссор"

Прихожане говорят, что "у тети Шуры" даже литургия проходит особенно вдохновенно.

"Здесь намного приятнее и спокойнее молиться, чем в старом храме, — рассказывает прихожанка Наталья. — Там богослужение превращалось в какие-то перешептывания: кто в чем пришел, кто как спал, кто как стоит. Тут мы все ощущаем благодать Божию. Кроме того, с нами наш батюшка Иван. Он и ремонт помогал делать в домике для воскресной школы, и дрова колол, и котел чинил, и деток возил на экскурсии — даже в Почаев! Очень благодарны тете Шуре, которая приютила нас. Наш приход растет! И на причастие у нас всегда много деток".

Годомычи. У тети Шуры 

"Соседи часто спрашивают: "Почему батюшка Иван больше в храм не ходит, а служит здесь?", переживают, где мы будем паски святить, — с улыбкой говорит Василий. — Мы в ответ приглашаем их к себе. И что вы думаете? С каждым воскресеньем у нас все больше людей в домике! А за пару лет, с Божьей помощью, мы выстроим новую церковь".

Митрополит Волинський: "Церковь – очень сложное образование"

— Владыка Нафанаил, как считаете, почему больше переходов к ПЦУ и захватов храмов состоялись на Волыни?

— На это очень сложно ответить однозначно. Мое личное мнение: на Волыни национальные взгляды важнее, чем христианские. Ереси и расколы строятся там, где есть религиозная неопытность. Церковь – целое сложное образование. Понимает ее молящийся и кто ходит в храм. Если бы люди, которые приняли участие в расколе церкви, подстрекаемые патриотическими лозунгами, знали, что такое на самом деле раскол, они бы никогда туда не пошли! Раскол – это тяжкий грех против церкви, который, по словам святых отцов, несмываемый и кровью мучеников. На каждом богослужении мы говорим: "Верую во единую, соборную апостольскую церковь". Так мы исповедуем свою веру и вкладываем в эти слова глубокий смысл, который неверующему сразу не понять. Если бы была религиозная воспитанность – такого бы не было. Духовный человек не выгонит своего соседа из храма.

— Сколько приходов вашей области перешли к ПЦУ?

— 27 приходов. Это и те храмы, которые захватили, а священника выгнали, и те, что перешли добровольно. Как правило, случается так. Священнику, как пастырю, предлагают: переходите к ПЦУ, тогда оставим вам храм и ваших прихожан, даем вам на размышление неделю. Недавно еще один храм наш так захватили. Но батюшка там не спорил, сказал: "Мне не нужны дни раздумий, я давно уже выбрал". Взял свои вещи и ушел из храма вместе с прихожанами.

— Считаете, эта ситуация – промысел Божий или снисхождение Божье?

— Конечно, снисхождение Божье. По этому поводу я всегда вспоминаю пример Антония Великого. Он как-то начал задумываться, отчего одни живут бедно, а другие – богато и тому подобное. И вдруг услышал голос Божий: "Антоний, то дела Божьи! Занимайся лучше спасением своей души".

Напомним, ранее "Сегодня" писали о праздниках и памятных днях апреля: символика и главные дни каждой седьмицы Великого Поста и радость Пасхи

Читайте самые важные и интересные новости в нашем Telegram

Вы сейчас просматриваете новость " Жизнь после томоса: на Волыни люди молятся где придется". Другие Последние новости Украины смотрите в блоке "Последние новости"

АВТОР:

Анастасия Белоусова

Источник:

Сегодня

Если вы нашли ошибку в тексте, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter
Орфографическая ошибка в тексте:
Послать сообщение об ошибке автору?
Сообщение должно содержать не более 250 символов
Выделите некорректный текст мышкой
Спасибо! Сообщение отправлено.
Продолжая просмотр сайта, вы соглашаетесь с тем, что ознакомились с обновленной политикой конфиденциальности и соглашаетесь на использование файлов cookie.
Соглашаюсь