Мы обновили правила сбора и хранения персональных данных

Вы можете ознакомиться c изменениямы в политике конфиденциальности. Нажимая накнопку «Принять» или продолжая пользоваться сайтом, вы соглашаетесь с обновленными правилами и даете разрешение на использование файлов cookie.

Принять

За нетяжкие преступления перестанут сажать в тюрьму: интервью с новым замглавы Минюста

12 декабря 2019, 07:00

Игорь Серов

Осужденных на пожизненное хотят отпускать после 20 лет тюрьмы, а штат тюремщиков - уменьшить

/ Фото: Сегодня

Новый заместитель главы Министерства юстиции Украины Виталий Васылык, который курирует пенитенциарную сферу, дал свое первое развернутое интервью на этой должности. Сайту "Сегодня" он рассказал, как администрации СИЗО продают "отпуск" опасным преступникам, а также о том, что нынешняя система не выполняет одну из своих основных функций – исправительную.

Замглавы Минюста Виталий Васылык. Фото: "Сегодня"

- Виталий Валентинович, раньше Вы были адвокатом, теперь руководите тюремной системой. Сложно или легко было перестроиться?

- Сейчас в Минюсте подобраны люди, которые в своем большинстве не работали ранее на госслужбе. Это большой карт-бланш для команды и, в частности, для меня. В наследство мы получили систему, в которой практически нет плюсов. Например, от советского прошлого мы получили жаргоны, сленги, касты. Такую субкультуру имеют лишь страны постсоветского пространства. В некоторых странах есть проблемы с наркотиками, коррупцией, но не в таких масштабах.

- Что именно Вы намерены изменить?

- Мы хотим полностью изменить подход. Часть людей, которые работают в тюремной администрации, хотим заменить на гражданских. Имею ввиду финансовые, юридические и ресурсные службы, а также службы, которые занимаются защитой прав человека. Хотим уменьшить число офицеров и аттестованных сотрудников из-за того, что значительная часть осужденных могут отбывать наказание вне тюрем. Речь идет о людях, которые не представляют опасности, люди, которые совершили преступления по неосторожности, преступления, которые не несут большой опасности для общества. Этих людей не надо изолировать. В тюрьмах должны оставаться те, кто несет реальную опасность. 9 из 10 человек после отбывания срока в тюрьме становятся еще более опасными для общества. В тюрьмах никто не работает с заключенными в том направлении, чтобы реально исправить их. Мы теряем этих людей. Есть данные, что на протяжении первой недели после освобождения из тюрьмы многие совершают новые преступления.

- Выходит, что будут изменения и в законах?

- Мы запланировали корректировать все уголовно-исполнительное законодательство. Логическим завершением должна стать полноценная пенитенциарная реформа.

Также мы будем работать над новым Уголовным кодексом, чтобы декриминализировать часть его статей. Например, за нетяжкие преступления, совершенные впервые, можно не сажать в тюрьму. Вместо этого – надеть на такого человека электронный браслет и контролировать его таким образом. Эта мера позволяет человеку быть в своей семье, а не становиться хуже в тюрьме. Если же не будет полного продуманного пути, видения того, что делать с отпущенными на свободу преступниками, то мы будем обречены на риски и неудачи. Мы не хотели бы рисковать. Сейчас усиливаем собственную службу пробации.

- Ваши предшественники десятки раз заявляли о продаже Киевского СИЗО. При новой власти изолятор будет продаваться?

- Киевский СИЗО, как и одесский, черновицкий, львовский – находятся в потенциально привлекательной для инвесторов части своего города. Все эти три учреждения не отвечают тем стандартам, которые должны быть обеспечены для узников. Эти СИЗО должны быть перемещены на другую территорию. Нет логики в том, что эти учреждения находятся в центре каждого из своих городов. К тому же, это опасно.

- Так будет продаваться киевский СИЗО или нет?

- У нас действительно есть наработки от наших предшественников. Они значительны и я еще не успел их обработать. Что касается продажи, то это не будет чисто продажей. У нас ведь есть государственно-частное партнерство (ранее обсуждалась идея постройки инвестором СИЗО в пригороде в обмен на получение киевского СИЗО. – Авт.). Есть наработки того, что СИЗО не должен находиться в центре города. СИЗО перенаселен, сюда свозят заключенных со всей центральной Украины. Для нас это проблема. Предварительно могу сказать, что новый СИЗО может быть построен в пригороде столицы. Кстати, еще есть идея создать музейный объект на базе одного из СИЗО, но точно не киевского. Таким образом мы смогли бы зарабатывать деньги. Например, часть Черновицкого СИЗО. Также есть идея создать на определенной части СИЗО учебный корпус. Чтобы курсанты с самого начала видели и понимали, куда они вскоре пойдут работать.

Реклама

- В Минюсте говорят о возможном сокращении тюрем. Процесс стартовал?

- У нас действительно непропорционально большое число персонала на количество осужденных. Общая численность персонала на 1 декабря 2019 составляет – 33 732 должности, некомплект – 4652 должности. В последние годы идет тенденция к сокращению числа осужденных, нужно корректировать численность персонала. При этом нужно решать вопросы улучшения их соцзащиты, но прежде всего – увеличение денежного обеспечения.

- То есть, будут сокращения?

- Я не хотел бы называть это сокращением. Точнее сказать – начнется оптимизация. Ведь сейчас в системе непропорционально большое число персонала с низкими зарплатами. К сожалению, довольно часто – низкоквалифицированного, демотивированного. В таких условиях трудно сформировать элиту, "костяк" службы. Важно поднять престиж службы. В системе должны остаться высококвалифицированные специалисты и, соответственно, должны прийти те, кто четко осознает суть и задачи профессии.

В то же время, большая роль на формирование кадрового резерва и переподготовки будет возлагаться на ведомственные образовательные учреждения (краткосрочные курсы переподготовки, высшее образование и др.). Мы их усилим, но и будем требовать от них результат. В итоге оставим лучших, которые действительно нацелены работать. Можем даже привлечь людей из смежных сфер. Хотим сделать для них достойные условия и такие же зарплаты. Я хочу положить конец подбору персонала в пенитенциарную сферу по остаточному принципу. Если в регионах на 5-6 тыс. грн зарплаты кто-то может прийти, то в Киеве и других городах-миллионниках – нет.

- Перед интервью я опросил многих, кто работает в системе. В службе пробации инспекторы рассказали мне, что вынуждены из собственной зарплаты платить за интернет на рабочем месте, покупать канцтовары и даже оплачивать электроэнергию для кабинетов. Согласитесь, что это неправильно. Вы измените это?

- Я признаю, что люди использовали свои личные компьютеры и интернет для работы. Да, система пробации по всей Украине была пока что не полноценно обеспечена компьютерами, интернетом и т.п. Могу уже сейчас отчитаться, что в результате оптимизированных нами средств в системе осталось около 300 миллионов гривен. Эти деньги Украина не выплатила по решениям Европейского суда по правам человека. Проще говоря, страна проиграла в суде меньше, чем рассчитывала. Так вот, эти 300 миллионов, после того, как мы их получим, пойдут на всю систему пробации. Закупим компьютеры для всей системы.

- Это правда, что за последнее время произошло 6 побегов из тюрем облегченного режима?

В тренде
"Обиделся и психанул": Офис президента три раза "минировали"
Иллюстрация

- У нас действительно время от времени происходят побеги. Действующим законодательством предусмотрено функционирование при исправительных колониях участков соцреабилитации и колоний с облегченными условиями содержания. В 2019 году из участков социальной реабилитации произошло 6 побегов. Все беглецы пойманы. И проблема не в том, что "некому стоять в коридорах". Нам нужна современная система видеонаблюдения. Кроме того, общая численность персонала, обеспечивающего деятельность учреждений исполнения наказаний, следственных изоляторов, согласно закону Украины "О численности Государственной уголовно-исполнительной службы Украины" должна составлять 33% количества лиц, которые в них содержатся. И не может человек исполнять качественно ту работу, за которую платят 5 тыс. грн. Нужно платить в три раза больше. Кроме того, мы получили в наследство такую систему, где у администрации тюрьмы можно купить выход из СИЗО! Временную свободу покупали достаточно опасные преступники для удовлетворения каких-то своих интимных и других потребностей. Речь идет об одесском СИЗО. Есть уголовные производства, все необходимое зафиксировано на видео. Вторую неделю занимаюсь тем, чтобы уволить причастных к этому преступлению. Сейчас эти люди спрятались на больничном.

- За какие суммы они отпускали погулять на свободу преступников?

- Все зависело от персоны и ее финансовых возможностей. Как правило, расценки колебались от 500 долларов до 3 тыс. долларов.

- Недавно СБУ рассказала о том, что в одной из колоний Харьковской области тюремщики продавали продукты, предназначенные для заключенных. Такое часто бывает или же это исключение?

Реклама

- Эксклюзивная информация: такое разворовывание пенитенциарной системы происходит ежедневно и, возможно, каждую секунду. Те, кого задержали, – это лишь вершина айсберга, вершина пирамиды. Мало того, я выяснил, что работников этой колонии официально премировали! А в тех колониях, где не было такого, премии не выдавались. То есть, премии не дали тем, кто отказался работать по такой схеме. Мы объявили этому войну, причем начинаем бороться изнутри, чтобы был конкретный результат. Кадровые решения последуют быстро и будут жесткими.

- Будут ли замены в руководстве колоний?

- Да, причем кардинальные. Мы хотели бы оптимизировать состав руководителей. Намерены выбрать достойных офицеров, знающих свою работу.

Васылык обещает оптимизировать число тюремщиков. Фото: "Сегодня"

- Тюрьма призвана не только изолировать преступника, но и постараться исправить его. Такое возможно в Украине?

- Условия, в которых находятся осужденные, не содействуют их ресоциализации. Но оптимизация структуры как раз и нацелена на то, чтобы сделать из нее контролированную и качественную. Главная цель – сделать так, чтобы человек, вернувшийся из тюрьмы, смог нормально жить в обществе. Есть идея усилить не карательные меры или охрану, а роль тюремных капелланов.

Также нужно понимать, что для того, чтобы люди, которые отбывали наказание, могли полноценно вернуться в общество, нужны усилия не только тюремной администрации и службы пробации, но и самого общества и родственников.

- За последнее время часто говорят об осужденных на пожизненное заключение. Предлагают отпускать тех, кто отсидел не менее 20 лет и исправился. Такая идея рассматривается или это слухи?

- По состоянию на ноябрь в Украине насчитывалось 1540 осужденных на пожизненное. Из них 23 – это женщины. Мы сейчас активно дебатируем, взяв на заметку мировой опыт. Есть категория людей в обществе, которые считают неправильным содержать таких преступников за счет налогов. На самом деле, это мнение обывателя. Нет, мы не возвращаемся к вопросу о смертной казни. Все научные исследования указывают на то, что нет необходимости держать всю жизнь за решеткой некоторых из преступников, осужденных на пожизненное. Есть примеры, когда пожизненные сроки получали те, кто не виноват. Это единичные случаи, но это вершина несправедливости. То есть, сейчас активно обсуждается идея рассмотреть возможность освобождения некоторых из преступников, отсидевших 20 и более лет.

- По данным полиции, телефонные мошенничества часто совершаются заключенными. Разными способами они выманивают деньги у своих жертв. Как-то будете бороться с этим?

- Преступный мир меняется. Мы тоже не намерены стоять на месте, ищем пути, как пресекать такие преступления. Нам известны случаи, когда администрация "закрывает глаза" на звонки заключенных с помощью мобильных телефонов. Но в паспорте реформ, который мы активно изучаем, есть такой инструмент как прекращение GSM-сигнала на территории колоний и СИЗО. Вместо этого предлагается стационарная телефонная связь для того, чтобы осужденные общались со своими родными и адвокатами. Проект реалистичен, но операторы могут жаловаться на то, что сигнал может исчезнуть и у абонентов, проживающих рядом с тюрьмами. Если же тюрьма находится за пределами города, то внедрить такую систему будет очень легко. Не скрою, что сейчас у нас есть так называемые "черные зоны", где администрация заявляет, что не может контролировать там обстановку. Почему? Из-за того, что, например, начальник пришел 2-3 месяца назад, его команда еще не сформирована. Мы положим конец такому явлению, как "черные зоны" – учреждениям, в которых контроль администрации является номинальным.

Фото: "Сегодня"

- Много ли в украинских тюрьмах иностранцев? Не считая граждан Беларуси и России.

- По состоянию на сентябрь таковых было 882 человека. Больше всего из них – это граждане Грузии, Азербайджана и Молдовы. Могу сказать, что криминогенная ситуация в Украине усугубляется выходцами из постсоветских стран. По моим данным, наибольшее число "воров в законе" в Украину приехало после того, как в Грузии прошла работа по "выдавливанию" из страны таких элементов. Украина для них стала популярной страной. В Украине тоже была попытка принять подобный закон, но пока что это ничем не закончилось. Этот вопрос нужно решать.

- Тюрьмы какой страны Вы считаете примером, на который можно равняться Украине?

- Для нас близок и приемлем опыт прибалтийских стран. Например, Латвия. В этой стране есть две наработки, которые внедрим и мы. Первое – тюремная администрация у них не занимается бизнесом. Второе – у них сильная пробация, у них не находятся в заключении люди, совершившие нетяжкие преступления. Их пробация успешно работает с системой электронных браслетов.


Напомним, ранее сообщалось, что в украинские тюрьмы начали доставлять наркотики с помощью квадрокоптеров и дрессированных птиц. Из-за такой "воздушной атаки" тюремщики получили указания наблюдать и за воздушным пространством над СИЗО и колониями.

Читайте самые важные и интересные новости в нашем Telegram

Реклама

Реклама

Новости партнеров

Загрузка...

Новости партнеров

Загрузка...
загрузка...